Светлана М. Бардина

МВШСЭН, РАНХиГС, Москва, Россия

Статьи. Теория
 
В статье рассматривается проблема, сформулированная в «новой социологии эмоций», — какие концептуальные модели тела могут быть использованы в социологическом исследовании эмоций? Традиционные исследования эмоций распадаются на две большие области, которые могут быть охарактеризованы как позитивистский и конструкционистский подход. Теории, относящиеся к первой области, не могут объяснить социальное измерение эмоций; конструкционистские модели работают с социальным, но игнорируют специфику эмоций как телесно воплощенного (embodied) феномена. В «новой социологии эмоций» высказывается предположение, что обращение к  альтернативным, не-позитивистским концептуализациям телесности позволит разрешить эту дилемму. Чаще всего в исследованиях используются феноменологические и интеракционистские модели тела. Предпринимается попытка предложить еще одну альтернативную модель — концептуализацию тела Харауэй — и применить ее для анализа трансформации грусти в конце XX в. в контексте «новой депрессии». При попытке описания медикализации грусти позитивистский и конструкционистский подход сталкиваются с парадоксами (которые вызваны тем, что в этих моделях сохраняются оппозиции внешнее/внутреннее, естественное/искусственное, материальное/виртуальное). Модель Харауэй позволяет обойти эти парадоксы и описать медикализацию грусти, учитывая, с одной стороны, воплощенную природу эмоции, а с другой — социальные аспекты происходящих изменений. В то же время применимость этой концепции к конкретному кейсу не означает, что она имеет универсальное значение для социологии
эмоций. В статье показано, что эта модель наилучшим образом объясняет именно «аномальные» случаи, связанные со сложной трансформацией эмоций.
 
Ключевые слова: социология эмоций, Харауэй, дуализм, депрессия, антидепрессанты, медикализация
 
Скачать