Константин Б. Гаазе

Московская высшая школа социальных и экономических наук, Россия

Статьи. Исследования

Цель статьи — показать связь между одной из материальных практик российской государственной бюрократии — рукописным письмом — и спецификой российской правительности. Главной идеей статьи является отказ от сведения правительности к единому онтологическому основанию (биополитике, структурному насилию и т.д.) и переключение исследовательского фокуса на изучение локальных повседневных практик правительности и бюрократии. Антропологи, изучающие государство и власть, обычно движутся от генерализованных концептуализаций власти к бюрократическим практикам, фактически иллюстрируя локальными примерами работу универсальных механизмов насилия или биополитики. Этот текст показывает возможности обратного движения: от практики государственной бюрократии к свойствам специфической правительности, которую эти практики конституируют, обслуживают и воспроизводят. Теоретические ресурсы, обосновывающие легитимность такого движения, связаны с первой версией исследовательского проекта Мишеля Фуко, посвященного изучению правительности.

В тексте дан краткий очерк развития теоретической рефлексии, связанной с властью и письмом в работах политических философов, социологов и социальных антропологов. Важным ориентиром стали достижения антропологов, использующих ресурсы акторно-сетевой теории для изучения бюрократии и техник правительности. В качестве эмпирического материала использованы письма из служебной переписки высших российских бюрократов, содержащие конкретные примеры использования практики рукописного письма. Проанализированы ключевые свойства этой практики — трансгрессивность и итерабельность — и их влияние на российскую правительность.

Ключевые слова: правительность, бюрократия, письмо и письменность, практики, суверенитет, Мишель Фуко

Скачать